Бернар Кусака
Взрослая самка человека # Рыцарь-хламовник # Lazy, fat & dandy
Первый курс Ильверморни. Перси Грейвс приезжает домой на зимние каникулы. В доме пахнет рождественской выпечкой, гирлянды остролиста украшают дверные косяки – скромно и с достоинством. Так же тикают и позванивают часы, ковры все так же заглушают каждый шаг.
Перси толкает дверь в свою комнату – и понимает, что она заперта. Домашний эльф с улыбкой показывает сморщенной ручонкой дальше по коридору – сыну выделили другую комнату, побольше. Он толкает дверь с каким-то не очень хорошим предчувствием – и понимает, что не ошибся. Аккуратная, неброская, в тонах отцовского кабинета, солидный письменный стол, дубовый шкаф, «взрослое» ростовое зеркало, и из всех его прежних вещей – только телескоп да коллекция бабочек. Он аккуратно вздыхает. Даже коллекции солдатиков, и тех не осталось, его бесповоротно перевели во взрослые.
Следующие дни он тайком обшаривает чердак, подвал, чуланы, но находит только детские книги, и то не все. Спросить стесняется, но потом все-таки спрашивает.
- Там был… Кинг Артур… такой большой плюшевый лев. Ты не знаешь, где я мог бы отыскать его, мама? Я, - натыкается на поднятую бровь, опускает глаза, - я… прятал внутри кое-какие заметки.
Кажется, ложь не очень удалась.
- Тогда будем надеяться, что твоя кузина Эндора их не прочтет. Ей ведь всего три года, в конце концов.
…«Счастливо оставаться, Кинг Артур. Я уезжаю в школу, увидимся на Рождество!»
Вечером к нему заходит отец. Тихо, слегка шипит газовый рожок, мальчик сидит за столом, как положено, с прямой спиной, и погружен в чтение. Мельком мистер Грейвс-старший отмечает, что это не учебник.
- Что это у тебя, Персиваль?
Тот покорно складывает книгу, и на обложке, окруженное золотой затейливой вязью, поблескивает: «Томас Мэлори. Смерть короля Артура».